Маша и цветочный горшок

Когда Маша была ещё совсем маленькой, но считала себя уже весьма взрослой. Чуть-чуть повидавшей: несколько раз с родителями она ездила в Турцию, Египет, а однажды даже во Францию. Что-то познавши: полгода назад Маша дразнила соседскую собаку. Она как бы и не дразнила вовсе, то есть целенаправленно, а именно прощупывала границы дозволенного. В какой-то момент границы так расширились, что Маша дёрнула собаку за хвост, а та в свою очередь цапнула девочку в районе колена. Не больно совсем — скорее страшно, но Маша потом долго плакала и навсегда усвоила, что впредь прощупывать границы с теми, у кого есть зубы и сердце, нужно осмотрительней. Девочка даже кое о чём была наслышана: родители бывают весьма недальновидны в вопросах спящих и почти спящих (с завидной претензией на актёрскую карьеру в будущем) детей.

Так вот Маше было уже 6. Она даже в этом году пошла в школу. И 31 августа бабушка подарила внучке красивейший цветочный горшок.

— Машенька, а ты знаешь, что такое любовь? — спросила бабушка.

Машенька ненадолго задумалась.

— Конечно знаю, бабушка, это когда мама папу ругает, а потом идёт ему рубашки гладить, — ответила девочка.

— А ещё?

— А ещё, когда Саша в садик робота принёс и только со мной играл, а ведь все хотели, и Танька, у которой даже волосы до попы, — закатывая глаза, сказала Маша.

— Ты всё правильно говоришь, деточка, — рассмеялась пожилая женщина. — А ещё любить значит заботиться о ком-то и позволять ему быть тем, кто он есть рядом с тобой.

— Ну, ты тоже скажешь бабуль, ну а как ему не позволять, если он такой есть?

Маша этой репликой была особенно довольна. Она, вообще, собой была очень довольна.

— Раз так, то ты совсем готова! Вот тебе мой подарок к 1 сентября.

— Горшок? — Маша явно была раздосадована, ей хотелось новую компьютерную игру или смартфон. Горшок ей совсем-совсем не хотелось. Она даже никогда об этом не думала.

— Да это горшок, но он не простой. Если поставить его на окошко, да поливать раз в день по утрам, то даст он невероятный подарок.

— Смартфон? — заинтересовалась девочка.

— Может и его, а может быть и что-то более важное. — Уклончиво ответила бабушка.

Для Маши сейчас не было ничего более важного, хоть она и была взволнована предстоящим походом в школу. Но от старшей сестры (она уже была во втором классе) девочка знала, что смартфоны в школе есть почти у всех, а вот наличие горшка с землёй, а пока это было именно так, в списке предметов успеха среди одноклассников, не было. В надежде на отложенные подарки, Маша схватила горшок и побежала в свою комнату.

В следующие 5 минут на полу очутились медвежонок с оторванным ухом, пёс Барабос и кот Барматуха (так дедуля назвал, значение слово девочка не понимала). Теперь на подоконнике воцарился один житель — горшок с землёй.

— Полить, Машенька, — крикнула бабушка из гостиной. В горшок была перевёрнута, стоящая на прикроватной тумбочке, чашка с недопитой водой.

Маша начала ходить в школу. Новые друзья, красивые тетрадки, оценки и учительница, постоянно хмурящая брови, занимали всё её воображение. Но каждое утро, недопитую воду, Маша выливала в горшок. Через неделю, когда терпение девочки было уже на предельной точке, смартфоны действительно оказались почти у всех одноклассников, из земли показались первые всходы.

Сначала росточек был нежно зелёный и совсем крошечный, Маша даже не заметила его, выливая очередную порцию воды. Но увидев, на секунду замерла. Было что-то волшебное в том, как он проклёвывал почву и как маленький листик чуть качался от её дыхания. С этого момента поливать горшок стало интереснее, ведь каждый день девочка видела как стебель крепчал, листьев появлялось всё больше, а однажды на его конца образовался восхитительный бутон. Алый с крапинками черноты — он был поистине произведением искусства и Маша влюбилась в него с первого взгляда. Через пару дней он набрал сил и раскрылся пятью изящными лепестками, открыв миру свою жёлтую сердцевину с чёрными длинными палочками из центра. Его как будто писал художник и Маша, как натура очень тонкая и романтичная, чувствовала это и подолгу могла исследовать его особенности. А ещё вдыхать нежный с лёгкой остротой и яркой сладостью аромат.

Приходя вечером из школы, Маша бежала к цветку и поворачивала его внутрь комнаты, а потом периодически смотрела на него, делая уроки и готовясь ко сну. Это было настоящим любованием, и девочка представляла, что цветок любовался ей в ответ. При этом Машу невероятно удивляло, что перевернув его утром, вечером она всегда находила его отвёрнутым к окну. Ей очень хотелось прийти со школы и увидеть, что цветок встречает её, раскинув свои прекрасные лепестки в сторону двери, но этот «упрямец» из раза в раз отворачивался к окну. Маша даже у мамы спросила, не приходит ли она днём с работы, чтобы отвернуть цветок, но та ответила отрицательно. Подозревать сестру было бы глупо, так как их с папой цветок мог интересовать не больше 30 секунд.

В конце концов девочке это надоело.

— Ты — вредный цветок! — заявила она. — Я хочу, чтобы ты всегда смотрел на меня, а не в это дурацкое окно!

Маша очень разозлись и зашторила окна.

— Теперь ты будешь стоять здесь, — сказала она, водружая цветок на тумбочку рядом с кроватью. — Да мне не будет видно тебя от входа, зато я смогу любоваться тобой перед сном, а ты перестанешь глазеть в это дурацкое окно.

Следующие несколько дней для Маши стали очень счастливыми. И с утра и вечером она могла любоваться своим прекрасным цветком. Девочка была так довольна, что даже начала получать больше пятёрок.

Но цветку было одиноко стоять на тумбочке между книг. Один и тот же вид комнаты казался малопривлекательным, а свет цветок стал видеть только когда Маша возвращалась из школы. Он очень любил это время, а когда девочка ложилась спать и любовалась его лепестками, то даже начинал благоухать сильнее и слаще. Он очень старался, но через пару дней куда-то начали уходить силы. Листья пожелтели. Цветок пускал свои корни так глубоко как только мог, черпая воду, но не она нужна была ему. Ему нужен был свет. С первым лепестком он расстался первого октября. С последним третьего. Маша плакала и даже чуть-чуть захворала. Папа привёз из магазина целый горшок хризантем, но девочка даже вниманием его не удостоила, а только расплакалась сильней.

Через два дня приехала бабушка с гостинцами и своими сухими, но тёплыми объятиями.

— Ну и чего ты хнычешь? — спросила она, сажая внучку на колени. — Всё уже выплакала, удивительно как глаза не уплыли вместе с ресницами.

— А они могут? — заинтересовано сказала девочка.

Бабушка только загадочно улыбнулась.

— Я наплакалась, — вытирая лицо рукавом, сказала Маша.

— Ну расскажи мне, ты цветок любила?

— Любила!

— А ты его поливала?

— Поливала! И на окошке он у меня стоял, а потом взял да осыпался весь.

— А почему с окна убрала? — горшок с сухими листьями так и стоял на тумбочке среди книг.

— Так, а я хотела любоваться на него перед сном и когда со школы прихожу и просыпаюсь, а он возьми да отвернись к окну, я его разверну, а он опять возьми да отвернись! Я расстроилась. Я знаешь, бабушка, разозлилась даже и убрала.

— Машенька, а ты цветочек любила?

— Бабушка, ну ты же спрашивала уже. Любила — заботилась, поливала.

— Знаешь, Машенька, домашние цветы очень любят три вещи: воду, человеческую теплоту и свет. Не от тебя он отворачивался, а к свету тянулся. Тебе показывал.

— Бабушка, а ты мне не сказала ничего об этом!

— Ну как же не сказала, а про любовь?

— А причём здесь любовь?

— Так цветок ведь «такой он и есть», тянулся к свету, а ты его куда? В темноту, да в угол среди книг, да ещё и окна зашторила.

— Ой! — удивлённо воскликнула Маша, прикрывая ладошкой рот. — Не позволяла быть таким, какой он есть. — Она вмиг растворила окна и поставила горшок на привычное место на подоконнике.

Но в горшке, по-прежнему, была земля и только сухие листья.

— Что же теперь делать, бабушка? — взволновано воскликнула девочка. — Я теперь ни за что ни за что с подоконника его не уберу, разве что на чучуточку. Я теперь тоже буду смотреть, куда цветочек смотрит. На небо, на сосны, на свет.

— А ты тоже самое делай, — ответила женщина внучке. — Люби, заботься и позволяй цветку рядом с тобой быть тем, какой он есть.

Машенька начала вновь поливать горшок. И, как и в первый раз, какое-то время всходов не было, но на седьмой день землю пробил маленький нежный росток. Через неделю на его месте появился первый бутон, а потом ещё и ещё один. Вместе с тем в город пришёл ноябрь и световой день становился всё короче. Машенька, зная это, по вечерам начала включать цветку лампу дневного света. И в один из вечеров прекрасный цветок повернулся внутрь комнаты. Теперь он мог любоваться девочкой и поглощать дневной свет. Это радовало их обоих.

Другие бутоны тоже начали распускаться и к декабрю, когда за окном бушевала стужа, у Маши на подоконнике цвели пять прекрасных алых в чёрную крапинку цветков.

Теперь девочка на собственном опыте узнала, что такое любить, позволяя другому рядом с тобой, быть тем, кто он есть.

Реклама

One Comment Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s